ПИТОМНИК СИРИЙСКИХ ХОМЯЧКОВ "СОЛНЕЧНЫЙ ДОМ"
 
Среда, 23.08.2017, 18:33
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Мини-чат


Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
 
Поиск
Календарь
«  Август 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Архив записей
Друзья сайта
  • ПОСЕТИТЕЛИ САЙТА
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • ХОМЯЧКИ В ПРИРОДЕ
    Небольшой креатив о телеметрических буднях
     


    — А вы чем занимаетесь?
    — Мы мышей ловим...
    — Зачем?
    — Изучаем.
    — В смысле?..


    За кого нас только не принимали! За военных, за егерей, за браконьеров, за противочумников, за сборщиков конопли... После того, как мы рассказывали чистую правду о том, чем занимаемся, — таинственно улыбались и понимающе кивали головами: наверно, настоящая работа — секретная... И решительно никто не хотел верить, что несколько взрослых людей в здравом уме могут колесить по степи и, преодолевая разные невзгоды, ловить хомячков — только для того, чтобы узнать, как они живут.

    Молодая залежь на месте брошенной бахчи, Саратовская область

    Но мы на самом деле изучаем даже и не вред, наносимый хомячками сельскому хозяйству, и не переносимые ими болезни, и не что-нибудь ещё в этом роде, — мы изучаем самих хомячков. Ведь их жизнь — частичка многообразия живой природы, общие закономерности которой невозможно познать, не выстроив детальной ее картины.

    Далеко не у всех укладывается в голове даже мысль о том, что хомячки вообще живут где-то в дикой природе, а уж где и как они живут — и вовсе мало кому известно. Кроме трёх-четырёх видов, знакомых всем как популярные домашние питомцы, подсемейство Хомяковых включает в себя более десятка видов, населяющих различные ландшафты Евразии. Обнаружить их можно в степях, полупустынях и пустынях, некоторые виды могут встречаться высоко в горах. Не чураются хомяки и соседством с человеком: часто поселяются на полях, на залежах, в огородах, и даже в различных постройках. Почти всегда хомяки – ночные животные, живут они поодиночке, численность их обычно относительно невелика, поэтому обстоятельства их жизни никогда не бросаются людям в глаза.

    В полном снаряжении

    Как же узнать, как живёт хомячок, «чем он дышит»? Для этого зверьку в брюшную полость вшивают миниатюрный радиопередатчик. Пеленгуя излучаемый им сигнал, можно с довольно большой точностью отследить все перемещения животного. Этот метод можно сочетать с непосредственными наблюдениями — аккуратно следовать за хомячком с фонариком. Поначалу можно подумать, что свет фонаря и присутствие наблюдателя должны пугать зверька, однако на деле он быстро привыкает и к тому, и к другому, и занимается своими делами как ни в чём не бывало.

    Из нор хомячки выходят, как правило, с наступлением сумерек — в конце лета это около девяти часов вечера. На месте на всякий случай быть примерно за час. Даже если днём было тепло и даже жарко — лучше запастись тёплой одеждой, ночью температура может снизиться весьма существенно. Находим известную нам нору, где живёт предварительно помеченный хомячок, и прежде всего убеждаемся, что он дома: если из-под земли доносится чёткий и сильный радиосигнал, можно на какое-то время расслабиться и, скажем, полюбоваться закатом. Если солнце садится в облака, возможен дождь, — не очень приятная перспектива для того, кто собирается провести ночь в степи. Если небо ясное, возможен заморозок. Что вы выбираете? В случае погодных неожиданностей хомячок, скорее всего, значительную часть ночи просидит в тёплой норе, а нам придётся караулить его на поверхности, причём сидеть надо тихо, чтобы не напугать его...

    Хомячок Эверсманна в естественной среде обитания
     
    Но вот он выходит! Сначала высовывает мордочку из норы, оглядывается, принюхивается: что происходит на поверхности? Потом вылезает из норы, ещё раз осматривается и уходит по своим хомячиным делам. Если мы засмотрелись на небо или просто задумались, слабеющий звук ресивера, регистрирующего сигнал радиопередатчика, скажет нам, что пора пускаться в путь. Проверяем, включен ли GPS-логгер, который будет постоянно фиксировать наши координаты; в одной руке — антенна, в другой — диктофон. С антенной в руках несложно определить нужное направление, и, если ещё не совсем темно и трава не слишком густая, мы, скорее всего, скоро увидим нашего маленького подопечного. Вот он собирает рассыпанные по земле семена, набивает ими защёчные мешки... Принюхался, пошёл дальше. Стараясь не испугать зверька, осторожно двигаемся следом за ним.

    У хомячка имеется индивидуальный участок (у самцов — побольше, у самок — поменьше), в пределах которого можно обнаружить несколько в разной степени используемых нор. Хомячки не очень любят копать, предпочитают рыхлый, лёгкий грунт, а при случае занимают норы других грызунов. Днёвочная нора имеет комфортную утеплённую гнездовую камеру, остальные норы могут использоваться как кладовки или просто для отдыха.
     
    Выходит!

    Вот сигнал, кажется, остановился на месте и не меняется. Минута, другая... Пять минут... Неужели зверёк так долго собирает корм где-то здесь под кустом? А, может, где-то здесь нора? Осторожно обшариваем фонарём всё пространство вокруг... ага! Вот вроде дырка в земле. Подносим антенну — да, сигнал здесь, кажется, сильнее всего. Что дальше? Хомячок оставит тут содержимое защёчных мешков и пойдёт дальше, или останется в норе на часок-другой? Проходит ещё пять минут, всё без изменений. Присаживаемся на землю. Это новая нора — поставим здесь флажок с номером. Эх, перед «основной» норой остался расстеленный овчинный тулуп, на котором так удобно сидеть... Принести бы его, но нельзя отойти отсюда — вдруг уйдёт?

    За ночь у хомячка имеется несколько периодов активности, в течение каждого из которых он может скрываться в нору максимум на несколько минут; и периоды отдыха — по часу, по два, и больше. За ночь чистой беготни по поверхности набирается от силы четыре-пять часов. Ленивые, однако, существа...


    Зелёные части растений, если нет росы, — практически единственный источник влаги для хомячка...

    Индивидуальные участки хомячков могут перекрываться, и некоторые норы посещаются несколькими зверями. Вполне может оказаться так, что в то время, как один хомячок усердно носит в нору корм, другой его так же планомерно оттуда выносит... Друг с другом без необходимости хомячки стараются не встречаться. Ориентируются в основном по запаховым меткам, кому положено – просто уступает дорогу. Ну, конечно, когда дело касается интимной жизни, схема несколько меняется. Самка в тот день, когда она готова к спариванию, пахнет особым образом, и запах этот привлекает самцов, которые могут находить его за сотни метров. После спаривания «счастливые молодожёны» расходятся, и каждый возвращается к своей одиночной жизни. Через две-три недели у самки рождаются детёныши, которых она (за редким исключением) выращивает в одиночку. Самка может снова спариться в день родов, а значит, за время её беременности «старшие» детёныши должны подрасти настолько, чтобы ко времени рождения следующих почти не нуждаться в материнской опеке, — ведь после этого она сможет разве что изредка навещать их...

    Ой, сигнал изменился! Выходит? Вроде нет, больше ничего не происходит. Наверно, переместился в норе или просто перевернулся на другой бок... Над степью сияет полная луна, — ночь тихая, безоблачная и холодная. Еле-еле на фоне лунного света в полукилометре от нас виднеется огонёк — это фонарик-маячок, установленный на бугре около лагеря. Там, в тёплых палатках, спят наши сменщики — ох, не проспят ли они начало своей вахты? Кстати, у меня в рюкзаке есть сладкие сухари и горячий чай в мини-термосе, — хотите? Главное — быть готовым в каждую минуту вскочить и побежать вслед за хомячком, ведь минут за пять он может уйти настолько, что сигнал будет уже не слышен, и остаток ночи придётся провести в поисках...
    Ночью у норы: антенна, ресивер, GPS-логгер, флажок и фонарь-маячок...
     
    Но пока всё тихо... Редко прокричит какая-нибудь ночная птица, прошуршит в десятке метров от нас ёжик, и больше ничто не нарушает ночную тишину, если не считать постоянного звукового сигнала ресивера — «пи... пи... пи... пи... пи...» Неделя такой работы — и ещё пару месяцев этот звук будет сниться вам по ночам. Как и пушистый хомячок, умывающийся или набивающий щёки в узком пятне от светодиодного налобного фонаря...

    ИСТОЧНИК
    Георгий Рюриков,
    сотрудник Института проблем экологии
    и эволюции им. А. Н. Северцова (ИПЭЭ) РАН Фото автора


    Архитектура нор оказалась закодирована в геноме хомячков
     
    Норы у обыкновенных хомяков устроены довольно сложно.
    Начинаются они обычно с отвесного хода и представляют собой систему глубоких,
     до 2,5 метра, ветвистых ходов с несколькими камерами и кладовыми.
     
    Ученые обнаружили механизм, при помощи которого в геноме хомячков кодируется их поведение при строительстве нор. Работа опубликована в журнале Nature, а ее краткое содержание можно прочитать на сайте ScienceNow.
    Авторы изучили различие в архитектуре нор, которые роют близкородственные американские хомячки Peomyscus polionotus и Peromyscus maniculatus. Для этого ученые заливали обнаруженные в естественной среде норы монтажной пеной и выкапывали полученные слепки. Береговые хомячки P. polionotus оказались существенно искусней своих родственников - их норы были длиннее и имели запасной выход.
    После того как ученые убедились, что строение нор, которые хомячки делали в лабораторных боксах соответствует тому, что грызуны роют в природе, исследователи принялись за генетический анализ.
    Авторы скрестили два вида друг с другом и обнаружили доминантность сложного поведения: все гибридное потомство в первом поколении рыло длинные норы. Последующий генетический анализ показал, что участки генома, определяющие длину нор, расположены на 1, 2 и 20 хромосоме, а зона, ответственная за создание запасного выхода, находится на хромосоме 5. Речь пока не идет о конкретных генах, так как в обнаруженных локусах их может быть несколько.
    Эксперты, опрошенные Science, не скрывают своего восхищения результатами работы. "То, что строительство нор может сводиться к трем и еще одному участкам генома - просто поразительно" - прокомментировала статью нейробиолог из Рокфеллеровского университета, Кори Бэргман (Cori Bargmann).
    Ученым всегда было известно, что поведение млекопитающих во многом определяется их наследственностью и не зависит от внешней среды (хоть и в меньшей степени, чем других животных). Однако, установить причинно-следственную связь между генами и этим "расширенным фенотипом" обычно очень трудно, так как таких генов обычно чрезвычайно много и механизмы их работы не ясны.

     

    Copyright MyCorp © 2017
    Бесплатный конструктор сайтов - uCoz